Чем дайвинг отличается от кейв-дайвинга? Кто, где и для чего им занимается? На все эти вопросы мы не стали искать ответы в Википедии. Мы отправились на интервью к опытному кейв-дайверу, профессиональному спелеологу и основателю проекта CavexDive Олегу Климчуку.

— Олег, вы давно занимаетесь дайвингом. Что вы посоветуете людям, которые хотели бы его освоить? С чего начать? Где поучиться?

— Насколько я знаю, многие впервые пробуют дайвинг на курорте. Но это не полноценное обучение. Это всего лишь короткий инструктаж на 2-3 часа, который можно назвать ознакомительным погружением. Вариант попробовать, нравиться вам погружение в принципе или нет.

Настоящее же обучение, после которого сухопутный человек становится дайвером, получает дайверский номер и фиксирует погружения, начинается с курса Open Water Diver. Этот курс предусматривает ряд теоретических и практических занятий. Человек учится собирать и разбирать акваланг, контролировать плавучесть под водой, выходить из непредвиденных ситуаций, таких как поломка снаряжения, а также работать с напарником. После этого начинающий дайвер сдает теоретический экзамен по физиологии дайвинга, после чего ему выдают международный сертификат, который позволяет пользоваться различными услугами дайв-центров, снаряжением в прокате, совершать погружения не с инструктором за ручку, а в компании таких же дайверов, как и он, на определенные глубины. В дальнейшем также можно продолжить обучение для углубления полученных на начальном курсе навыков.

klimchuk7

— Сколько длится курс Open Water Diver?

— Этот курс состоит, обычно, из пяти теоретических и пяти практических блоков в воде. Бывает и больше. Тут все зависит от того, сколько кому надо времени для освоения базовых умений. При прохождении курса в городе в бассейне его можно растянуть на нескольких выходных (по договоренности с инструктором). В открытой же воде курс можно пройти в любое время в Египте. В условиях дайв-курорта он занимает всего три-четыре дня.

— А бывает, что учиться дайвингу приходят люди, которые боятся глубины и хотят побороть свои фобии?

— Да, иногда приходят и такие люди. Особенно сложно работать с теми из них, кто нахлебался воды, испугался или уже имеет неудачный опыт погружения на курортах с недобросовестными инструкторами. С людьми, у которых с детства налажен контакт с водой, конечно работать намного проще.

klimchuk2

— Какой самый сильный страх у людей при погружении под воду? Это же не только боязнь глубины?

— Для многих самое страшное – это снять маску под водой и открыть глаза. Для кого-то страшно совершить первый вдох.

— А насколько сложно научить человека правильно дышать под водой?

— Дышать через аппарат для дыхания не сложнее, чем через дыхательную трубку. Все очень похоже. Нужно просто удерживать во рту трубку и дышать. Это совершенно несложно. Просто для начала надо попробовать сделать это на поверхности под наблюдением инструктора, потом — на мелководье. И через несколько минут здоровый человек уже будет нормально дышать.

— Но противопоказания для занятий дайвингом все-таки есть?

— Да. Это любые травмы или хирургические вмешательства в ушах, носу, легких, которые могут помешать заниматься дайвингом. Также важно знать, что когда человек приходит на курсы, он должен заполнить медицинскую анкету, и если есть какие-то проблемы, то их стоит обсудить с инструктором и врачом.

— Где в Киеве можно обучиться дайвингу? В каких бассейнах?

— Ключевой момент — это выбор инструктора, его репутация, где нырял, кого и как обучает. Бассейн можно выбрать исходя из географических пристрастий – поближе к дому.

— Как проходит обучение в рамках вашего проекта CavexDive?

Наш проект CavexDive — это школа дайвинга как для новичков (взрослых и детей), так и для опытных дайверов, которые хотят научиться нырять в пещерах. Обучение и тренировки проводятся в подходящем под конкретные задачи бассейне с квалифицированным наставником, затем – в открытой воде. После обучения наши студенты смело путешествуют по всему миру самостоятельно или в организованных нами поездках и турах. А те дайверы, которых манят тайны природы, участвуют в исследовательских экспедициях проекта CavexDive.

klimchuk1

 — А как давно вы сами занимаетесь дайвингом? И как из дайвера вы превратились в кейв-дайвера (пещерного дайвера, гидроспелеолога)?

— С детства я вместе с родителями занимался спелеологией — исследованием пещер. И для меня погружение под воду началось с того, что надо было нырять в пещеры.

Позже, вместе с другими молодыми амбициозными спелеологами я стал ездить в экспедиции по всему миру. И мое искусство нырять здорово пригодилось. Ведь часто исследование прекращалось из-за того, что вход в глубину пещеры преграждала вода. И тогда нам – спелеологам – приходилось самостоятельно собирать снаряжение и проныривать сифоны. Мы исследовали пещеры в разных уголках мира: в Мексике, Средней Азии, Крыму, на Крите, в теплой Андалузии. Мы искали и находили, наносили на карту новые части пещер. Нас манила глубина. На особом месте всегда стояли пещеры Монте Канина (Юлианские Альпы). С 1996 года мы провели туда около двадцати экспедиций. Десятки километров веревок, сотни крючьев и карабинов развешены там по стенам.

Но глубочайшая пещера ждала нас на Кавказе. В свое время мне посчастливилось быть первопроходцем сифонов в самой глубокой пещере мира — Крубера-Воронья в Абхазии.

Таким образом, если вернуться к моему дайверскому опыту, то ныряю я вот уже 25 лет (улыбается).

 — Олег, а вы можете просветить нас, чайников, что такое «сифоны»?

— Это части пещеры, полностью затопленные водой, которые для обычных исследователей являются препятствием. Но спелеологи кейв-дайверы берут снаряжение, проныривают эти участки и часто находят продолжение пещеры. Вообще, сделать первопрохождение и найти часть неисследованной пещеры – это и есть цель всех спелеологов.

klimchuk6

— Расскажите немного больше о кейв-дайвинге. В каких пещерах вы любите плавать? Все ли пещеры подходят для этого вида дайвинга?

— Для кейв-дайвинга выбираются пещеры с простым доступом, куда можно подъехать на машине, подвезти снаряжение, чтобы был не сложный подход к воде. Таких пещер, к слову, не так много по сравнению с теми, которые требуют серьезного доступа. Например, есть гидротермальная пещера с удобным доступом в центре Будапешта – Яноша Молнера (Molnár János-barlang). Она находится прямо под столичными фундаментами центра города. В пещере есть огромнейшие залы с кристально-чистыми термальными водами температурой +25 С и узенькими проходами. На сегодняшний день исследовано три километра подземных коридоров с их большой сетью и глубиной в 75 метров. Но беда в том, что организовывать погружения в этой пещере довольно дорого. Также есть доступные для погружения пещеры во Франции, Испании и Украине (Одесские катакомбы). Много объектов осталось в Крыму.

— Что именно ищут кейв-дайверы в пещерах? Что им интересно в первую очередь?

— В первую очередь, это прозрачность воды. Иногда воды в пещерах совсем не видно — настолько она чистая. Люди как бы парят в воздухе. Это очень красиво. Также интересна морфология пещеры, ее эстетичность. Очень интересно ее исследовать – чем глубже ты заплываешь, тем больше появляется азарта. С такой целью кейв-дайверы отправляются в пещеры Мексики, в Юкатан. Правда, дайверы не составляют карту пещеры и прочее. Это уже больше интересно спелеологам.

klimchuk5

— Достижения спелеологов – это же достижения в рамках всего мира? Вы часто принимали участия в международных экспедициях?

— Конечно, спелеологи во всем мире тесно друг с другом — в рамках своих клубов, ассоциаций, личных контактов. Здесь требуется командное участие. Одному спелеологу не под силу исследовать огромную пещеру.

Для нас это не только спорт, это образ жизни. Особенно появляется азарт, когда речь идет о каких-то рекордных достижениях в разных странах, на разных континентах. В этих случаях к сугубо научным добавляются географические, политические и прочие интересы: кто первый достиг цели, чей флажок стоит глубже в пещере (смеется). Соревнования почти как у альпинистов.

— Где вы участвовали в открытии именно новых пещер?

— В Испании, Мексике, Средней Азии, Альпах, Пиренеях, на Кавказе, в Крыму, западной Украине.

— Если уж мы вспомнили западную Украину. Сейчас в Тернопольской области начали делать много спелео-туров для детей, подростков, просто рядовых украинцев. Как вы считаете, это не опасно? Для таких «туристических» спелеотуров нужна специальная подготовка?

— Горизонтальные лабиринты западной Украины не требуют специальной подготовки, навыков работы с веревкой. Там нужна только специальная одежда — защитный комбинезон, каска и фонарик. Кроме того, надо внимательно слушать инструктора в ходе преодоления коридоров самой пещеры. При хорошей организации такие спелеотуры достаточно познавательные и безопасные. Более того, при каждой пещере есть клуб, члены которого отслеживают безопасность и качество прохождения таких мероприятий.

— Сколько в западной Украине пещер, доступных туристам?

— Экскурсионных пещер немного. Это Кристальная, Оптимистическая. Но они также не являются постоянно открытыми. Чаще всего в выходные дни местные клубы проводят там какие-то активности и по договоренности с ними в пещеры и можно попасть.

— Расскажите поподробнее о детском лагере «Экстремал»? Насколько я знаю, вы много лет работаете в этом проекте? Что именно осваивают в лагере дети?

— Из дисциплин в лагере преподают скалолазание, художественную фотосъемку, журналистику. В последние годы мы также стали активно добавлять в программу дайвинг. Например, зимой детский лагерь по дайвингу выезжал в Дахаб (Египет).

klimchuk3

— С какого возраста детям можно заниматься дайвингом? 

— С 10 лет ребенок может пройти курсы, получить сертификат и даже осуществлять пробные погружения – это по усмотрению родителей.

— А как насчет скалолазания? Им тоже можно начать заниматься с 10 лет?

— В скалолазание нет ограничений. Здесь все зависит от того, как им заниматься и как его подавать. Чем меньше ребенок, тем больше скалолазание подается в игровой форме.

— Вы говорили о детском лагере в Дахабе. Но это довольно опасно. Родители при этом едут с детьми?

— Бывает по-разному. В основном родители нам доверяют — лагерь существует уже более 10 лет. У нас есть костяк инструкторов, которые постоянно занимаются с детьми, в поездках всегда присутствует врач. Дети все застрахованы. Причем медицинская страховка соответствует тем активностям, которыми занимаются дети. Отмечу, что дети делают на наших занятиях все то же, что и взрослые при занятиях экстремальными видами спорта. При этом, есть уже дети, которые выросли и участвуют в сменах в роли инструкторов.

— А как занятия экстримом влияют на детей? Что могут привить им такие тренировки?

— Все зависит от того, кто прививает и как. Родители, например, ценят то, что дети во время тренировок оторваны от гаджетов, проводят время на свежем воздухе, становятся более самостоятельными и сконцентрированными. На занятиях скалолазанием при изучении техники страховки у детей развивается командный дух, при погружении они учатся делиться с товарищем самым необходимым – воздухом, в пещерах и на восхождениях каждый миг строится на взаимовыручке. Но, на мой взгляд, важнее всего то, что дети с малых лет начинают понимать ценность человеческой жизни.

Беседовала: Елена Романюк

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ